Экспедиция МАПФ в Камбоджу. Декабрь 2007

Свободное мнение по экспедиции «Золотой путь» в Камбодже. 12.03.2008.

Дневник путешествия.

Наше путешествие в Камбоджу началось с процедуры прохождения оформления виз, а затем, с длительной «разминки терпения» прохождения самой границы. Просто наша группа была очень многочисленной и многонациональной, в ней участвовали туристы 6 стран – России, Украины, Беларуси, Литвы, Болгарии, Казахстана. Хотя длительная задержка по времени отнимала много сил, но все были полны энтузиазма и ожидания встречи с чем-то необыкновенным.

Еще когда мы стояли в приграничной зоне, наблюдая, как движется очередь камбоджийцев и тайцев со стороны Таиланда, хорошо чувствовалась разница между высокоразвитым Таиландом, жизнь в котором похожа на сказку, и бедствующей Камбоджей. Страны, в которой в результате трехлетних американских бомбардировок, 4 лет правления полпотовского режима и 10 лет гражданской войны, погибла почти треть населения. Но это также страна, в которой находится древняя столица Великой Кхмерской империи, храмовые комплексы которой, состоят из множества величественных строений и на протяжении веков поражают воображение.

Как только мы прошли паспортный контроль, на нас, в прямом смысле, набросилась толпа оборванных детей, просящих милостыню, от которых было сложно отбиться. Ими же опустошались карманы зазевавшихся туристов, ошеломленных видом ажурной арки с башнями и головами Будды в стиле Ангкора и надписью: «Kingdom of Cambodia», а также, оглушенных суетой, ослепленных пылью и окруженных вездесущими карманными воришками.

Но нас уже предупредили, что лучше не обращать на просящих внимание, иначе обворуют, поэтому никакой фотосъемки не было, пришлось садиться в автобус и ждать всех остальных.

Странность этого приграничного города поражала, везде была грязь, мусор, стоял невыносимый запах. Тут же готовили еду, продавали фрукты, напитки, приготовленную пищу. Такой сильный контраст видимой жизни только придавал остроту ощущений и «возбуждал аппетит» познания нового.

Здесь действительно было чему удивиться, например, виду грузовика, типа ЗИЛ, груженому тюками и бог знает, чем, до такой степени, что они задевали линии электропередач. При этом на них сидели сверху группы скучающих кхмеров в рубашках с длинными рукавами и с головами, замотанными клетчатыми кхмерскими шарфами в 30 градусную жару!

После прохождения границы мы поехали в Сеам-Реап, дорога в который, представляла собой подобие месива из глины, похожее на марсианский ландшафт, прямо как на фотографии марсохода Спирит. За время пути мы несколько раз ударились лбами о крышу автобуса, надышались через «мглу» из пыли автобуса, впали в полную эйфорию, выплескивая адреналин на крутых «кочках» и неровностях дороги. Вообщем, дорога запомнилась как аттракцион. Мы мчались вперед, оставляя за собой клубы желто-красной пыли и, приехав в Сеам-Реап, мы обнаружили, что полностью покрыты равномерным слоем этой пыли.

Дальше приключения не закончились, а только начались.

В гостинице, когда включаешь во многих номерах одновременно электрические приборы, вырубается свет. Но именно все члены экспедиции включили электричество одновременно, так как туристы хотели смыть пыль в душе и после утомительного переезда, наконец, добраться до кровати. Отмывание в полной темноте выглядело очень экзотично, так как свет вырубился. Пришлось с намыленной головой выскакивать в холл и звать горничных, чтобы включили свет. Этот процесс повторился еще несколько раз. Наконец, все-таки нам удалось около 2х часов ночи после водных процедур лечь в кровать. Но тут история еще забавнее и незабываемее. Наши надежды отдохнуть и выспаться растаяли уже через 4 часа, так как в 5 утра просыпается весь город под громкую камбоджийскую музыку, спать под которую просто невозможно, поэтому нам пришлось вливаться в этот шумный жизненный ритм.

Сеам-Реап, как мы его успели разглядеть с утра, не производил впечатление, из-за пыльных улиц, полных нищих и даже калек (наследие былых войн). Громкая камбоджийская музыка, звучащая из действующей пагоды сводила с ума, поэтому было одно желание: скорее отправиться к Ангкорским храмам. Тем более, что для их осмотра у нас был всего один день.

Все храмы находились на разных расстояниях друг от друга, нам надо было успеть посетить как можно больше храмов и, кроме того, провести в них научно-исследовательскую работу, ради которой мы сюда и приехали.

Ангкор сооружался в джунглях из дерева и только храмы - из камня, так как древние кхмеры верили, что в каменных домах достойны жить только боги. Со временем деревянные постройки поглотили джунгли, остались только храмы среди озер с цветущими лотосами.

Конструкторский замысел развитых цивилизаций проявлялся через правителей, «наместников Бога на Земле». Каждый правитель хотел построить храм выше и грандиознее предыдущего. И осуществляли они этот замысел не для себя. «Божий промысел» через них проявился в том, что эти храмы предназначались исключительно для богов, а люди появлялись в храмах лишь для участия в религиозных церемониях. Основатель кхмерской империи Джаяварман II первым провозгласил себя королем-богом, но Ангкор-Ват он посвятил все-таки индуисткому божеству Вишну.

Мы успели посетить 4 храма, которые оставили неизгладимые и незабываемые впечатления от прикосновения к истории Кхмерской цивилизации. Когда находишься в этих храмах или проходишь по их галереям, ощущаешь дух того времени, который захватывает твой дух и получается незабываемый обмен с прошлым. Твой дух уходит в прошлое, и ты вдыхаешь время жизни прошлого в себя.

Во всех пройденных храмах снимался учебный фильм, постановщиком и режиссером которого был Б.Е.Золотов. Сюжет фильма захватывающий, смешной и познавательный одновременно.

Храмы Ангкора как мегалитические сооружения.

Из истории известно, что древняя столица Великой Кхмерской империи, Ангкор признан мировой общественностью одним из чудес света. Храмовые комплексы, расположенные на территории более 200 квадратных метров и состоящие из множества величественных строений, поражают и вызывают восхищение. Это целая сеть городов, строившихся столетиями и связанных между собой, дорогами, мостами, широкими каналами. Каждый из городов-крепостей продуманно спланированный ансамбль из площадей, бассейнов, театров, башен и галерей, манежей, арен, библиотек и павильонов. Древние кхмеры провели уникальные ирригационные работы, решительно изменившие окружающий пейзаж. Таким образом, Ангкор представляет собой памятник созданной к XIII в. искусственной среды (т.н. «экосистемы»), целиком подчиненной человеку, где доминирует храм, как символ величия и мощи правителя и как космическое воплощение в камне идеи бога.

Ангкор – огромный город, построенный в период с IX по IV вв., когда империя была в своем расцвете. Ее территория тогда занимала пространство нынешних Таиланда, Камбоджи, Лаоса и Вьетнама, выходя на западе к Бенгальскому заливу, на востоке – до района Юннаня в южном Китае. Контролируя торговые пути между Индией и Китаем, империя разбогатела очень быстро.

По закону, храмовые сооружения и монастыри сооружались только из камня, подчеркивая уважительное отношение к богам – «приемникам» правителей. Все остальные сооружения, включая общественные и дворцовые здания, делались из дерева. Императоры относили себя к потомкам богов – девараджам. Используя финансовые ресурсы империи и тысячи рабочих рук в течение многих лет, они увековечивали, прославляли себя и своих небесных покровителей. Во всех храмах и монастырях тысячелетиями проводились службы и таинства, поэтому атмосфера храмовых комплексов наполнена обрядовыми духовыми «следами» прошлого. Огромные храмы представляют собой не просто сложенные в геометрические фигуры камни. Это точно спроектированные космические сооружения, украшенные изысканной резьбой и вырезанными в камне картинами и барельефами. Кхмеры в большей степени являются скульпторами, чем строителями. Они клали камни в строго определенном порядке, с учетом космологических знаний, делали комнаты, коридоры, а затем срезали лишние части, создавая нужные образы. Камни, из которых построены храмы, удерживаются только за счет собственной массы, без дополнительного крепления. Поэтому эти сооружения вызывают восторг и трепет!

Посещение храмов Ангкора поражало своей связанностью с мироустройством цивилизации насекомых. Слишком много подобия было проявлено в архитектурном и сакральном конструкторских замыслах.

В подтверждение данному соотношению появлялись именно те виды насекомых, чья структурная организация была положена в основу строительства того или иного храма. Например, в первых двух храмах – проекциях организации миров летающих насекомых (ос, пчел, бабочек, стрекоз) – снаружи летало огромное количество бабочек, стрекоз, а в том месте, где Б.Золотов рассказывал о храмах, на стене оказалось осиное гнездо, что участникам экспедиции пришлось посторониться.

В основу строительства Ангкор-Вата – заложен принцип организации паутинной структуры или принцип мироустройства жизни пауков. При посещении этого храма повстречалось несколько видов паутин и пауков. Кроме того, огромная статуя бога Вишну, проявилась как синтезный объект цивилизаций пауков и человека (поэтому у нее много рук, образ 8-ми лапок паука).

В Байоне, построенному на принципах организации жизни муравьев – как только участники экспедиции остановились, чтобы прослушать информацию Б.Золотова о данном храме, их атаковали нескончаемые полчища муравьев. Муравьи потоками выплескивались из-под земли и неслись куда-то, причем ширина потока могла достигать метра, то скрываясь под землю, то вновь выплывая наружу. Создалось ощущение, что стремительные волны плотоядных насекомых не остановить никакой силой. Сам величественный храм Байон напоминает издалека построенный гигантский термитник или муравейник гигантских размеров.

Может быть эта информация будет восприниматься как фантазия автора, но сравнение сакрального смысла геометрии храмов с мироустройством цивилизаций насекомых встречалось мне и ранее. Например, как читатель объяснит снимок насекомого, который я сделала в Соборе св. Петра и Павла в Ватикане в Риме?

Кроме связанности с мироустройством насекомых, было обнаружено, что сооружения Ангкора представляют собой своеобразную «карту звездного неба». Если спроецировать на землю карту звездного неба 10.500 г. до н.э., то окажется, что Ангкор-Тхом очерчивает сердце змеиного созвездия Дракона. Аналог сердца Дракона на Земле великая пирамида храма Байон, входящая в комплекс Ангкор-Тхома. Сама структура храмового комплекса Ангкор-Тхома является проекцией звезд созвездия Дракона того времени.

За время можно взять дату весеннего равноденствия в 10.500 г. до н.э., так как она связана с процессом т.н. «прецессии равноденствий» - медленного движения оси вращения Земли по круговому конусу с периодом полного оборота в 25.920 лет с прохождением через все двенадцать зодиакальных созвездий. Прецессия равноденствий это циклическое вращение небесного Северного полюса вокруг «сердца» созвездия Дракона. Таким образом, Дракон являлся неким «стражем» Северного полюса эклиптики, через который проходила земная ось или ось миров. В наши дни Северным полюсом является Полярная звезда, но так было не всегда, в III тыс. до н.э. Северный полюс находился там, где находится Альфа-Дракона. Просчитав изменение движения звезд в прецессии земной оси с периодом 25.920 лет, получится, что 1 градус составит 72 года. Таким образом, в 10.500 г. до н.э. в наинизшей точке траектории находилось созвездие Ориона, а в наивысшей – созвездие Дракона. С тех пор прецессионный процесс успел повернуть небесный полюс наполовину окружности относительно полюса эклиптики, и сегодня Дракон находится вблизи наинизшей точки, а Орион – наивысшей, образуя «небесный маятник Ориона-Дракона». На самом деле структура данного маятника является своеобразным часовым камертоном Вселенной, настраивая который можно регулировать осевые вращения планет, зодиакального круга или создавать межпространственные вращения иных «часовых механизмов» более точного и высокого класса, решающих задачи антикатастрофного класса в масштабах Вселенных. Эти задачи успешно решались в ходе посещения экспедицией «Золотой путь» Ангкорских храмов. «Часовое камертонирование» экспедиции позволило: 1. Настроить часы «небесного времени» в 10.500 г. до н.э. в диапазоне «маятника Ориона-Дракона». 2. А также, в наш век, начать новый порядок отсчета «небесного времени» в диапазоне «маятника Дракона-Ориона».

Назначение храмового комплекса Ангкор на Земле, также как и назначение великих астрономических обсерваторий цивилизаций, таких как Великая китайская стена, Стоунхэндж, пирамиды ацтеков и майя, великие египетские пирамиды (когда у Сфинкса изначально была голова льва), мегалитические древнеарийские города в России, подводные пирамиды близ Японии (оказавшиеся под водой после смещения полюсов) и.т.д. в том, чтобы связывать и отстраивать движение небесных тел (звезд, планет) относительно движения земли.

Например, мегалитические сооружения в Египте (пирамиды) строили таким образом, что они были ориентированы на восход солнца с учетом смещения оси вращения Земли по состоянию 13.500 лет назад. Тогда Сириус проходил через эти мегалитические сооружения, и пирамиды были проекцией пояса Ориона на Землю.

Недалеко от берегов Японии под водой была найдена ступенчатая пирамидальная башня (180 м в ширину, 30 м в высоту), возраст которой превышает возраст египетских пирамид почти в 2 раза (датируется 8.000 до н.э.). Самая старая пирамида в Египте была построена больше, чем 5.000 лет спустя. Пирамида имеет ряд огромных ступеней, каждая из которых около метра высотой. Первые признаки цивилизации в Японии относятся к 9.000 г. до н.э. Люди в этот период жили как охотники и собиратели.

Пирамида построена как факт присутствия достаточно развитых возможностей древней цивилизации. В целом структура пирамиды подобна перуанским сооружениям в Андах. Кроме того, на дне было обнаружено скульптурное изображение человеческой головы в характерном для Перу головном уборе из перьев, что явно походит на аналогичные скульптуры Центральной Америки. Находится она на одной параллели с другими мегалитическими сооружениями древних цивилизаций.

В предгорьях Анд раскопки города Караль показали, что дома из камня и пирамиды здесь строили за 2.600 лет до н.э., то есть примерно в эпоху сооружения пирамид. Пирамиды Египта, как и пирамиды в восокогорном святилище Мачу-Пикчу обладают аналогиями в конструкторских решениях: в местах схождения стен строители укладывали Г-образные блоки, обеспечивая «бесшовное» соединение.

Применяя герметический принцип «то, что вверху, то и внизу», получается, что история мегалитических сооружений была написана «на небесах» и они являются упорядоченной моделью земли и звездных систем.

Высокоразвитые цивилизации реализовывали свои проекты в создании мегалитических астрономических памятников по всей планете и не хаотично, а в строго определенных координатах пространства и времени. Все они находятся на одной параллели, с одной географической широтой, которая сейчас смещена в плоскости по отношению к экватору по диагонали, и которая была единой для таких мегалитических обсерваторий. Когда произошло смещение полюсов и всемирный потоп, они оказались там, где находятся сейчас.

То есть, если рассчитать смещение полюсов, то все мегалитические обсерватории находятся как раз в местах, отражающих положение созвездий Зодиака в земной проекции 14.000 лет назад. Обсерваторий должно быть 16, как и созвездий допотопного времени

Экспедиция «Золотой путь» в Ангкорских храмах.

При посещении первого храма участники экспедиции прошли через таинство «вычищения женского начала», так как данный храм причислялся к числу женских.

В это нетрудно поверить, так как храм сделан из легкого песчаника, на котором хорошо сохранилась воздушная, прямо кружевная резьба, напоминающие своей легкостью скрытый образ женственности, изящности. Этот небольшой храмовый комплекс очень романтично смотрелся в окружении искусственного рва с цветущими над водой лотосами. Сам храм был построен как посвящение Шиве, представленного древними кхмерскими архитекторами как триединое индуисткое божество: Шива, Вишну и Индра. Главным символом поклонения для женщин в таких храмах является главный мужской символ - лингам – или камень в форме фаллоса.

По легенде индуистский бог Шива вручил царю лингам, символизирующий божественную энергию. В скульптурном изображении, от которого остался лишь постамент, присутствовало и женское начало. Раньше вода, пройдя путь очищения через 2 органа, становилась священной.

Второй храм символизировал принципы изменения констант любого физического тела. Этот процесс был запущен на базе слайдирования единого духового тела мужского и женского начала в разных мирах, как рождение синтезного духового «ребенка» в мирах с мерностью выше 3-х.

Участники экспедиции посетили самый известный 3-й храм – визитную карточку Камбоджи – Ангкор-Ват – величайший храм среди руин древнего города Ангкор, построенный во времена правления короля Сурьявармана II и посвященный богу Вишну, самое крупное религиозное сооружение в мире. После смерти короля храм принял его в свои стены и стал усыпальницей-мавзолеем. Насколько Ангкор-Ват значим для Камбоджи можно судить уже потому, что очертания этого храма с его пятью башнями украшают государственный герб и флаг страны.

«Ангкор-Ват» переводится как «город-храм» не случайно. Ангкор-Ват сохранился как памятник древней архитектуры лучше, чем другие сооружения Ангкора, что объясняется тем, что даже после запустения этих мест здесь жили буддийские монахи. Живут они здесь и сейчас, в наше время.

Внешний вид строения храма символизирует священную гору Меру – центр Вселенной и местожительство богов. Венчали храм пять башен – одна в центре и четыре по краям крыши. При строительстве храма древние конструкторы закладывали расстояния между некоторыми архитектурными элементами храма в соответствии с индуистской мифологией и космологией, т.е. положением звезд и планет, углом падения солнечного света и временем года.

Положение барельефов регулировалось по движению Солнца, что соответствует удивительной точности расчетов, сделанных данными конструкторами.

От ворот к храму мы прошли по длинной широкой дороге, проложенной по насыпи, поднимающейся над землей почти на полтора метра. При подходе к храму дорога проходила между искусственными прудами. Мы прошли через древнюю библиотеку, прикоснувшись своими «антеннами» к знаниям прошлого, сняли несколько сюжетов для фильма, а затем стали свидетелями и участниками т.н. «Mystery of Lovers». Сам храм представлял собой сложную трехуровневую конструкцию со множеством лестниц и переходов. Вдоль каждого уровня были расположены галереи.

Гениальность инженерной мысли древних конструкторов, масштаб сооружений, великая резьба по камню, скульптуры и, возникающие перед глазами картины прошлого, передающие атмосферу великолепия и величия древней цивилизации, просто потрясали! Чувствовалось какое-то гипнотическое, трансовое состояние, которое невозможно описать, это надо было почувствовать!

Самым удивительным впечатлением при осмотре строительства храма было то, что в данном архитектурном ансамбле каменные глыбы не просто идеально подогнаны друг к другу, но еще и расписаны искусной резьбой.

Из истории известно, что здесь трудилось около 50.000 зодчих в течение 40 лет и эта работа ни с чем другим в мире несравнима! Смотришь, как десятки вырезанных в стене фигур, вереницей бегущих вперед, повторяют друг друга, и это напоминает застывшее в камне кино, где кадр за кадром воспроизводятся картины прошлого: из мифологии, из бытовой и военной жизни кхмеров. При более внимательном рассмотрении становится ясно, что сцены меняются как стоп-кадр за стоп-кадром. Картины оживают и начинают жить отдельно во времени, как галограммы внутри пространства храма, но на стене они снова застывают в стоп-кадрах. Очень живописны в этом смысле картины с фигурами небесных танцовщиц – апсар, которые в танце двигаются за тобой, исходя со стен и, далее, следуя из зала в зал…

К самым интересным сценам, на мой взгляд, относятся изображения богов и полубогов, сотворяющих в океане Вселенной эликсир бессмертия. В этом проявляется свой сакральный смысл, смысл для человека, читающего по книге времен.

С этого момента я погрузилась в мир древних веков, где через каждые несколько шагов время прыгает на 10 веков назад, а затем словно замирает вместе с биением сердца, чтобы почувствовать мир того времени и увидеть картины прошлого. Ощущения ииреальности происходящего дополнялось неземной тишиной и приятной прохладой каменных построек.

Когда в храме организовалось таинство т.н. «Mystery of Lovers», я вдруг увидела духовые формы «жрецов», совершающих обряды подношения своим богам. Это было похоже на церемонию освящения храма, связанную с процессом рождения нового мира и переходом уже «отжившего» мира, который был обречен на вечное существование и не мог самостоятельно уйти. Проявилась параллельность состояний духов «жизни» и духов «смерти». В сознании возникали картины, проявленные фигурами из прошлого, которые были связаны либо с религиозными культами, либо с сюжетами из народного фольклора. Изображения фигур напоминали театр теней, они проецировались в реальности храма в духовых формах, в игре света-тени, где светящиеся фигуры отображали жизнь, а теневые фигуры – смерть или мир мертвых. Мир мертвых имеет очень древние корни, связанные с миром живых через проводников, имеющий свою иерархию подчинения, возможностей, прав и обязанностей, предъявляемых к обитателям духовых форм или к т.н. «нежити», населяющей данное «царство». Формы «нежити» были зависимы и управляемы неким объединяющим их «разумным» центром, так как их распределение подчинялось строгой иерархии. Духовые формы «жизни», или живые духи были свободны в своей реализации и проявляли автономные формы разумной деятельности.

Увиденное во время таинства, навело на мысль о золотом веке изобилия и созидания правления ангкорской цивилизации, связанного с обратной стороной этой жизни, отражающей времена сокрушительных военных действий, уносящих многие жизни, поражений и побед, а также тяжелого быта и работы простых кхмеров.

Во время мистерии мерности индустского бога Вишну проявили духовую форму сущности выдающегося монарха Ангкорской империи Сурьявармана II, который был захоронен в данном храме, что явилось подтверждением знамения взятия ключа Б.Золотовым и участниками экспедиции Ангкора. Появилась возможность абсолютного влияния в данной реальности или контрольный пакет установления правил игры в данном мироустройстве.

Ангкор–Ват – это магнит, который манит и тянет к себе, город, в IX в. построенный под влиянием индуизма кхмерами, вызывающий странный контраст между высокоразвитой кхмерской цивилизацией прошлого и варварской организацией жизни «красных кхмеров» полпотовского режима. Хотя воинственный дух цивилизации кхмеров имеет очень древние корни. В батальных сценах, изображенных на стенах Ангкор-Вата, очевиден уровень воинского мастерства кхмеров, занимающий центральное место в их жизни.

Покорив «священную гору Меру» (т.е. познав чувство меры – 9 чувство человеческих возможностей развития), участники экспедиции покинули Ангкор-Ват и направились к осмотру еще более величественного Ангкор-Тхома с его храмом, который называется Байон.

Ангкор-Тхом ( в переводе означает «Большой город») был построен во времена строителя кхмерской империи Джаявармана VII в 12 в. В то время он был больше любого европейского города и в нем проживало около миллиона человек. Великий Джаявармана VII не только воздвиг огромные храмовые комплексы, но также обеспечил своему народу достаток. Прежде всего, он создал ирригационную систему, которая позволяла на местных полях собирать три-четыре урожая риса в год.

При входе в Ангкор-Тхом 4 осевые улицы ведут от городских ворот к центру – храму Байон. 54 башни Байона и 5 надвратных башен украшены огромными до 2,4 метра скульптурными ликами Бодхисатвы Авалокитешвары с загадочными улыбками. Мы прошли через южные врата, высота которых около 23 м.

Мистические лики выполнены с таким мастерством, что в зависимости от времени суток и угла падения солнечных лучей они как-бы меняют выражение лица. Где бы мы не находились, эти лица «смотрели» на нас. Бодхисатва являлся небесным покровителем страны и всех живущих в ней.

Барельефы, находящиеся на разных уровнях храма поражали своей монументальностью и гигантским объемом работы. Вдоль нижних уровней Байона мы проходили через галереи, украшенные фигурами из древнего прошлого кхмерской страны, а также сценами с участием различных божеств буддийского и индуистского пантеона.

Здесь я почувствовала, что храм представляет собой цепочку связанных временной нитью событий, встреч, мест, напоминая изображенными ликами лиц Будды на башнях о всемогуществе, всезнании и вездесущности высшего божественного начала.

В этом буддийском храме участники экспедиции «лицом к лицу» столкнулись с тайной «о-лице-творения»: на каждой из башен находилось по 4 улыбающихся лика Будды огромных размеров, смотрящих по направлению по всем четырем сторонам света. Эти лики были сотворены искусными мастерами везде, не было места, где можно было укрыться от пристального взора Бодхисатвы Авалокитешвары , наблюдающего за представителями человеческой цивилизации. Как будто читая человеческие души, лики Будды неотступно следили за каждым движением тел, душ и разумов…

На следующий день, покинув Ангкорские храмы, мы попали в совершенно другое измерение. Везде вдоль дороги виднелись жалкие лачуги на сваях, покрытые пальмовыми листьями. Самое большое достижение цивилизации у тех, кто имел электрогенератор, так как тогда можно не только качать насосом воду из-под земли, но также смотреть черно-белый телевизор. Везде присутствовал запах безысходной нищеты.

Вскоре мы подъехали к озеру Тонлесап – самому большому по площади озеру этого региона. Здесь начиналась плавучая деревня, с магазинами, больницей, полицейским управлением, и все это находилось на плавучих домах с жилыми надстройками. Выглядела деревня убого и безнадежно: люди набирали в тазы грязную воду из озера, тут же мылись, стирали. Но оказалось, что рыбаки являются самыми богатыми жителями.

Озеро Тонлесап плавно переходит в реку с тем же названием. Во время гражданской войны 1970-75гг. река была единственной артерией снабжения между Пномпеном и северными провинциями. Сухопутные дороги были блокированы красными кхмерами. В сезон дождей озеро сильно разливается, в нем много рыбы и, конечно, рыбаков.

Наше «биолазерное» путешествие по реке и озеру закончилось после посещения крокодиловой фермы и кормления крокодилов. Было чему поучиться у них: высокой точности попадания в цель, расчетливости на грани 100% получения результата и диапазону выживаемости в любых условиях окружающей среды.

Далее экспедиция в Камбоджу подошла к своему логическому завершению, и мы выехали обратно в Таиланд, наслаждаясь окружающими нас рисовыми полями и деревнями. Бросавшаяся в глаза нищета уже не так потрясала воображение в предчувствии возвращения на сказочный слоновий остров Ко-Чанг в Таиланде. Хотя везде вдоль дороги стояли покосившиеся жалкие домики, готовые развалиться от ветра, везде стояла грязь, мусор во дворах, выжженная солнцем красная песчаная почва, грязные голые копошащиеся дети, худые коровы, которых можно использовать как наглядное пособие по анатомии.

Приятно было само общение с камбоджийцами, худышками, бедно одетыми в рубашку да брючки дешевые, на ногах в сандалиях. Практически все свободно владели основным набором английских слов в границах: ванн долла, мотобайк, йес, о-кей, гуд. Оперируя этим несложным набором кхмеры являются очень понятливыми собеседниками.

Так они живут из века в век, так жили и их предки сотни лет. Выращивают 1 урожай риса в год. Этого хватает, чтобы прокормить семью в течение года, хотя земля даже такая, песчаная и неухоженная, может приносить не 1, а 3 урожая риса в год, этому способствует климат. Но кхмеры живут сотни лет, ничего не меняя.

А мир вокруг меняется и с течением времени все изменится и в Камбодже. Эти изменения произойдут за короткое время после посещения страны экспедиции «Золотой путь». Даже сейчас, сравнивая нынешнее состояние Камбоджи с тем «черным» временем, которое было два десятка лет назад и анархией, творившейся еще ранее – поражаешься, какой длинный путь прошла страна за эти годы. Страна преобразилась и это преображение теперь – в «свете Золотого пути». Поэтому, путешествие в Камбоджу было своевременным, чтобы успеть захватить время, когда вся эта дикая экзотика еще доступна в ее первозданном виде, чтобы взять из далекой древности начало, традиции и особенности жизненного уклада кхмеров, познакомиться с историей кхмерского государства, с улыбчивыми, гостеприимными людьми с искренним интересом к жизни, посетить великие архитектурные памятники и космические сооружения прошлых веков, напоминающие о былом могуществе цивилизаций.

Цивилизация Нагов.

В Ангкоре, как и в других храмах стран Юго-Восточной Азии центральное место посвящено изображениям и скульптурам нагов. Как это связано с историей и нашей экспедицией?

Змеи в истории всегда были окутаны ореолом мистики. В России они встречаются довольно редко, их разнообразие невелико, по сравнению с Юго-Восточной Азией, для которой змеи – обычные животные, представленные большим разнообразием форм. Причем, если в русских легендах, сказаниях и былях змеи – существа отрицательные, то в легендах азиатских народов, в индуистской и буддийской мифологии змеи занимают очень важное место.

Поэтому, именно здесь речь идет о синтезных проектах межцивилизационных обменов или обмене информационных, адаптивных качеств у представителей цивилизации нагов и человечества.

Змеи считаются у азиатских народов тотемными животными, которым поклоняются и приносят дары. Среди множества украшений буддийских храмов Камбоджи и Таиланда очень распространены изображения многоголовых змей (синтезный проект дракона и змеи). Это и есть наги – мифологические животные змеи-оборотни, дети небожительницы Кадру и Великого подвижника Кашьяпы.

В буддийской мифологии наги также упоминаются, когда во время медитации под деревом бодхи, принц Гуатама Будда был укрыт от посторонних глаз капюшоном легендарного Нага Шеши.

По легендам современные змеи являются прямыми потомками нагов, с которыми у кхмеров связано очень много преданий.

Например, существует легенда, связанная с Меконгом – одной из великих азиатских рек, самой большой рекой в Юго-Восточной Азии.

Меконг начинается с горных потоков тибетского нагорья, проходя практически все государства Индокитая и через 4,5 тыс. км образует обширную дельту, впадая в Южно-китайское море. В древности, когда великой реки еще не было, в Тибете находилось одно из государств Нагов. Последний его владыка перед смертью не успел передать корону, что стало причиной войны между его сыновьями. Победил старший, а младшему со своей семьей пришлось бежать. Огромные змеи стремительно спустились с гор, пронеслись через Индокитай и скрылись в океане. Их тяжелые тела оставили на земле глубокий след, который заполнился водой горных рек. Так возник Меконг. Говорят, что Наги до нашего времени покровительствуют этой реке и ее обитателям.

Согласно мифологии, наги причастны не только к возникновению Меконга, но и к рождению страны кхмеров.

Легенда связана с поверьем, что много веков назад царь Индрапрашты (название современного Дели), изгнал своего сына Прех Тхонга из страны. Тот долго скитался и однажды попал на остров Тхлок, расположенный в тихом, морском заливе. Там он повстречал и полюбил прекрасную девушку, оказавшуюся дочерью одного из морских змеев, возможно как раз из тех, что проложили русло Меконга. Отец девушки не возражал против брака и в качестве свадебного подарка молодым, выпил из залива всю воду. На образовавшейся территории была построена столица нового государства, которому было суждено великое будущее. Говорят, что позже, в Башне, которая называется Небесной, обитал дух девятиглавой Наги – хранительницы царства. Каждый вечер она принимала облик женщины и царь проводил с ней ночь. Если он забывал прийти на свидание, то на государство обрушивались беды, если змея не появлялась перед властителем, это значило, что настал час его смерти. Эта Небесная Башня (пирамида) сохранена на территории Ангкорского комплекса до наших дней.

Интересно, что первая легенда реально описывает геологическую картину возникновения равнинной части Камбоджи, образовавшейся благодаря тысячелетиями отлагавшимся наносам из Меконга, всегда ассоциировавшегося у кхмеров с Нагами.

Вторая легенда также близка к реальности, так как основой экономики древнего кхмерского государства было ирригационное земледелие, позволяющее использовать плодородные иловые отложения Меконга, не подвергая посевы разрушительному действию паводков. Поэтому основной задачей царей было поддерживать и развивать ирригационную систему. Кроме того, в преданиях речь идет о синтезных проектах людей в облике змей или змей-оборотней, которые обладали классом возможностей гораздо выше, чем отдельно взятые группы данных представителей цивилизаций.

Исходя из легенды, наги являются прародительской цивилизацией образования Камбоджийского государства и народностей, населяющих данный пространственно-временной континиум, а также - духовными хранителями кхмерского мироустройства.

Индуистская и буддийская философия утверждают, что вселенная в целом и каждом своем проявлении есть взаимодействие двух противоположных начал, это энергии в виде нага-змеи, это инь и янь. В соответствии с данной концепцией, наги – это цивилизация, одна из многих живущих в этом мире, со своими «героями и трусами, мудрецами и дураками, святыми и грешниками, со своим счастьем и горем» и т.д., словом, очень подобна цивилизации людей в своих противоположностях.

Существует также легенда о появлении в Камбодже змей, так как было время, когда их не было. Жил только большой и старый змей, Наг по имени Кен Канг. По соседству с его норой стоял дом богатого кхмера, которого звали Ет. Когда хозяин уехал на год по торговым делам, его супруга Ниин стала встречаться с воспитанным и обходительным Нагом. Вскоре она забеременела. Вернувшийся муж, узнав про измену, обманом заманил в дом змея и убил его. Затем он расправился и с супругой, заманив ее на берег реки. Когда Ниин смотрела на отражение в воде, Ет разрубил ее мечом надвое. Из ее чрева выползли змееныши, да так много, что Ет не смог всех уничтожить. Змееныши быстро скрылись, и их потомки стараются реже показываться людям на глаза. Отсюда считается, что в Камбодже такое разнообразие змей.

С тех пор отношения Нагов с людьми стали накаляться, пока не состоялось легендарное змеиное жертвоприношение – сожжение змей, когда чуть не погиб весь род Нагов. Тогда Наги ушли в подземный и подводный мир, в духовую плазменную форму жизни, перестав показываться людям на глаза.

Эти легенды подтверждают, что синтезы или обменные контакты между двумя цивилизационными группами нагов и людей были возможны и реальны. Рождались даже «синтезные» дети, имеющие качества того и другого родителя.

В Таиланде и Камбодже решалось несколько задач, связанных с цивилизационными обменами с формой жизни Нагов. В водной среде океанов и заливов были организованы живые формы плазменной жизни «наги», сохраняющие естественные характеристики азиатского региона и минимизирующие причины и последствия природных и техногенных катастроф. Подробнее с данной информацией можно познакомиться в материалах экспедиции Таиланд-Камбоджа – 2007г.

Кроме того, вторжение человеческой цивилизации в зоны обитания змей и их уничтожение, грозит уменьшению численности или исчезновению разных видов змей как звеньев единой пищевой цепочки. В джунглях обитают не только змеи – это очень значимая в планетарном масштабе экосистема. Резкое ее сокращение может привести к глобальным изменениям климата и катастрофическим последствиям. Поэтому такого класса задачи ставятся МАФП и успешно решаются, изменяется индекс все более правильно решаемых задач и их результативность.

Культура и искусство Камбоджи.

В Камбодже участники экспедиции прикоснулись к разновидностям народного фольклора и жанров искусства.

Высокого уровня развития достигло театральное представление, с которым мы познакомились во время вечернего ужина.

Представленные народные танцы были похожи на танцы народностей Таиланда. Сюжетами постановок служили древние легенды и сказки или сюжеты, взятые из кхмерской жизни и быта. Легенды и предания, сказки переводятся на особый неповторимый «язык» танца и рассказывают о прошлом, настоящем и будущем кхмеров.

В танцевальной группе были мужчины, играющие роли демонов, шутов или зверей в масках, стиль и цвет которых был различен, и женщины, выступающие без масок, но при определенном ярком гриме. Постановки с птицами- людьми, животными- людьми, ангелами или демонами-людьми напоминали о существовании развитых цивилизационных групп, которые могут обмениваться своими качествами для получения возможности адаптивности и выживания в сложном мире.

Хореографическое искусство кхмеров берет свое начало от народных танцев, многие из которых носят обрядовый характер. Его традиции уходят корнями в глубокое прошлое и связаны с культурой Индии, Таиланда. О высоком развитии музыкальной и танцевальной культуры кхмеров свидетельствуют барельефы Ангкорских храмов с многочисленными изображениями музыкантов и небесных танцовщиц – апсар. В древних храмах Ангкора сохранились надписи, в которых упоминались имена танцовщиц, певцов и музыкантов, а также настенные изображения шутов-скоморохов.

Выступление танцоров проходило в сопровождении оркестра. Рисунок танца складывался из отточенных, изящных телодвижений, плавных жестов рук. Каждый из жестов имел свой определенный смысл, как и костюмы и украшения танцоров.

Истоки музыкальной культуры кхмеров, формирования их классической музыкальной системы, инструментария, также восходят к глубокой древности (оркестр, а также отдельные инструменты изображены на барельефах древних храмов Ангкора).

Достигнув расцвета в период Ангкорской империи, кхмерская классическая музыкальная система сохранилась почти в неизменном виде. Музыка кхмеров основана на пентатонике (как и у тюркских народов). Ее структуру определяет ритм, поэтому главное место в оркестре принадлежит ударным инструментам – барабанам, двойным литаврам, скандирующим ритм танцев, песен и цимбалам, гонгам, «поющим» аккомпанемент. Мелодию чаще всего ведет гобой или тростниковая флейта. Струнные инструменты типа скрипки, лютни исполняют тонику.

Таким образом, Камбоджа имеет древние музыкальные традиции. Многое из традиционной музыки Камбоджи было утеряно, так как не существовало нотной записи, и народность была безграмотна. Мелодии передавались от человека к человеку, вследствие чего каждый последующий исполнитель вносил свои элементы, импровизировал. Получались информационно-нарабатываемые мелодии, которые и стали основой современных мотивов.

Культурное наследие Камбоджи оставило свой «след» в памяти участников экспедиции. По приезду в Москву Б.Золотовым были проведены работы по синтезному перемешиванию алфавитов движения тел, душ и разумов разных цивилизационных культур или созданию т.н. универсального языка телодвижения, характерного для общения, понимания и развития чувственности любой цивилизационной группы с любыми истоками духовной культуры.

Технологии восстановления генетических цепочек древних родов.

Одной из задач, решаемой участниками экспедиции, возглавляемой Б.Е.Золотовым в Камбодже, было восстановление исторического прошлого страны с точки зрения сохранения генофондных цепочек древних родов данной народности. Учитывая тот факт, что из-за индокитайской войны США, вьетнамской войны и полпотовского режима, в стране погибла треть населения, то эти потери в будущем приводят к вырождению родов и народов, к вырождению качеств благородных родов, касающихся выживания и адаптивности больших человеческих групп.

XХ век был веком диктатур, режимов для народной республики Кампучии, как тогда называлось государство. Диктатуры вели к репрессиям. При режиме «красных кхмеров» лидером и идейным вдохновителем этой организации был человек по имени Пол Пот.

Сама идея формирования диктатурного режима пришла к Пол Поту в студенческие годы, когда он изучал радиоэлектронику в Париже. Как и многие студенты того времени (1949 г.), будущий Пол Пот примкнул к левому движению, так как именно оно задавало «тон» в политике, культуре. В Париже он встретил земляка, одержимого планами «аграрной революции»: все люди должны жить в полях, зарабатывать простым трудом, все соблазны современной западной цивилизации следует уничтожить. К этим идеям начинали «притягиваться» и другие будущие вожди народной Кампучии (как тогда называлось государство), будущие «красные кхмеры». Будущий Пол Пот не участвовал в общих шумных дискуссиях, он все впитывал, слушал, запоминал, что города – это суть порождения зла, в них сосредоточен капитал, процветает свободная торговля и все это противоречит природному крестьянскому коммунизму. Он усвоил еще одну истину: при строительстве нового мира следует опираться только на собственные силы, а свои планы держать в строжайшем секрете, ибо без секрета нет революции.

Вернувшись в Пномпень в 1953 г., он примкнул к местным коммунистам и начал совмещать политическую карьеру с преподаванием в частной школе. Вскоре он стал секретарем столичного горкома партии, но, началась индокитайская война и Пол Пот ушел в джунгли, где его избрали генсеком. Так началась его взрослая жизнь, и время для его планов созрело.

После посещения Китая в 1965 г, Пол Пот был потрясен результатами культурной революции в Китае, но у него в подчинении тогда было немного людей.

Лишь после того, как американские бомбардировки за 4 года ( 1969-1973 ), сбросили на Камбоджу столько бомб, сколько было сброшено на Германию за последние 2 года Второй мировой войны, в его лагере стали появляться все новые и новые бойцы, называвшие себя «красными кхмерами». Со времен Крестового похода детей не было в мировой истории случая, чтобы основу целого воинства составляли подростки. Но именно они, почти дети, были главной ударной силой «красных кхмеров». Невысокие, юркие, вооруженные АКМ китайского производства, в черных широких штанах и черных свободных рубашках, обутые в сандалии из автомобильных покрышек, они обходились чашкой риса в день, ловили обезьян и пекли их на углях в пальмовых листьях. Подростки служили проводниками основных идей Пол Пота.

В 1975 г. Пол Пот триумфально вступил в Пномпень во главе 30.000-ной армии.

Никто не смог оказать ему сопротивление: глава государства Сианук в очередной раз отправился в эмиграцию, американцы и их союзники спешно грузились в военно-транспортные самолеты. Так произошел приход к власти уникального правительства, которое отрицало все основополагающие принципы государства: был взорван Национальный банк, чтобы радикально решить вопрос об отмене денег, жителей из столицы и других городов начали изгонять в деревни, решая, таким образом, вопрос о городах, «зараженных буржуазным влиянием», людей в очках убивали на месте, запрещалась торговля и промышленность, членам одной семьи запрещалось жить вместе, чтобы «освободить детей от буржуазного влияния родителей», никаких книг, газет, журналов, 18-часовой рабочий день, инакомыслие, малейшее несогласие с начальством каралось смертью, причем в целях экономии боеприпасов убивали топором мотыги или хоронили заживо, политики также уничтожались, партии и профсоюзы распускались, общественный транспорт попадал под запрет, велосипеды объявлялись буржуазной роскошью, справлять праздники – дни рождения, свадьбы, юбилеи – означало «лить воду на мельницу отсталых традиций», что также каралось ударом мотыги.

Культ личности Пол Пот не создавал. Не было биографии вождей «красных кхмеров», не было портретов, он не давал себя фотографировать.

Но Пол Пот, несомненно, ушел дальше самого Сталина, так как в Камбодже религия не притеснялась, она просто уничтожалась, храмы осквернялись, в них устраивали казармы или скотобойни.

Запрещалось использовать любой другой язык, кроме кхмерского: за разговоры на тайском, вьетнамском, китайских, европейских языках полагалась смертная казнь.

В Камбодже, переименованной в Кампучию, провозглашалось чисто кхмерское общество. Исповедующие «нехарактерные» для Кампучии религии, христиане или мусульмане, подвергались преследованию.

Полпотовцы разорвали дипломатические отношения со всеми странами, не работала почтовая и телефонная связь, въезд и выезд из страны были запрещены.

Трудно сказать, как бы развивались события далее, если бы линия на полную изоляцию страны продолжилась. Но, когда «переустроители» жизни попытались распространить свой «передовой» опыт и за пределы Кампучии, из-за небольшой приграничной стычки начался военный конфликт с Вьетнамом. Вьетнамская армия была покрепче, чем армия малолетних подростков «красных кхмеров». Поэтому несколько мотопехотных дивизий при поддержке танков «разогнали» полпотовских юнцов, и в 1979 г. «красные кхмеры» оставили Пномпень. Пол Пот, отступив к границе с Таиландом, вернулся к тактике партизанской войны, а все западные страны «закрыли глаза» на вьетнамские зверства, так как тогда угроза в этом регионе исходила не от «красных кхмеров», а от набиравшего силу Вьетнама.

Пол Пот продолжал воевать, только его соратников становилось все меньше и меньше. В конце концов, он был приговорен к смерти, но с отсрочкой исполнения приговора: за заслуги перед революцией ему дали дожить до естественной смерти.

Приговоренный давал интервью журналистам, что ни о чем не жалеет, что во всем был прав, но вот командиры извращали его приказы, неверно понимали его слова. Его идеи подтверждали его стремление к рождению такого нового типа людей, благодаря которым коммунизм просуществует века и тысячелетия, людей, физиологические потребности которых сведены к минимуму, индивидуализм, страсть к приобретательству и обогащению были бы изжиты полностью, а стремление трудиться, желание служить стране превратилось бы в естественные потребности. Но для этого «человеческий материал» надо перевоспитывать. Любой безграмотный крестьянин на политзанятиях узнавал, что он сегодня терпит лишения ради того, чтобы его потомки жили в светлом коммунистическом будущем. Все – от рядового бойца до руководителя – проводили на политзанятиях больше, чем на занятиях по боевой подготовке, что позволяло идти от победы к победе.

Вскоре он умер, его тело сожгли, пепел развеяли. Независимые эксперты, которым было передано его тело, заявляли, что он был отравлен. От него ничего не осталось, так как никакой собственности у него не было, ни одного подписанного документа не осталось. Остался «страшный след» в истории развития народа, когда за 4 года было убито около 3.000.000 людей!

История Пол Пота показывает в истории возможно все! Любые извращения, любые крайности, если к власти приходит невысокоразвитый объект, «одержимый идеей перестройки» общества. Для этого необходимы лишь несколько условий: слабость власти, образ внешнего врага (в данном случае – американцев) и оригинальная революционная идея. Если этот фантастический режим окажется необходим для мировой политики (в данном случае – как противовес вьетнамцам), то абсурд может продолжаться долгое время. Пусть эксперимент Пол Пота неудался, но его идеи «навеяли человечеству сон золотой»…

Так устроена «запрещенная реальность». В ней можно построить придуманный мир по своему образу и подобию придуманной идее, как некий эксперимент: будет ли такой мир жить долго? На каких принципах: все большего разрушения слоев Реальности или их созидания?

«Красные кхмеры» до сих пор живут в джунглях…

Учитывая факты исторического наследия Камбоджи, проводилась т.н. «работа по переправке большого количества неотошедших душ из прошлого, застрявших в безвременьи, либо умерших насильственной смертью и оставшихся без рода и памяти о них». След прохождения духов проецировался через стихии Воды, Воздуха, Огня и Земли. «Вычищенные», таким образом среды, меняли оптические свойства света, и становились прозрачными, что фиксировалось в разных событиях участниками экспедиции. Суровое прошлое страны перестало быть значимо-зависимым от будущего. Появилась свобода в пред-определении вариантов будущего развития народов азиатского региона…

В заключение хочется сказать несколько слов благодарности Б.Е.Золотову за предоставленную возможность участвовать в составе Международной экспедиции «Золотой путь»! Большое человеческое спасибо за возможность участвовать в истории человечества и самому «писать ее с чистого листа»! Спасибо за возможность любо-знательности и по-учительности!

Чтобы посмотреть фотографии экспедиции Таиланд-Камбоджа перейдите по ссылке: http://foto.mail.ru/mail/sergei-nefedovsk/.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License